Начать движение вверх

                                                           5P1A0502.jpg

Два дня провел в интересной и яркой компании. В первый день мы, доверенные лица Владимира Путина, которые связаны с культурой и искусством, собрались во ВГИКе, чтобы поговорить друг с другом, обсудить актуальные проблемы нашей отрасли. Были столичные знаменитости: Владимир Меньшов, Владимир Машков, Лариса Долина, Вика Цыганова, Михаил Боярский, Василий Лановой, Игорь Матвиенко, Владимир Хотиненко... Были профессионалы из регионов — писатели, актеры, оперные певцы… Говорили весь день о насущном.

Во второй день — встреча с Владимиром Владимировичем в Гостином дворе. Оба дня не разочаровали: разговор и с коллегами, и с кандидатом получился открытый, неформальный, эмоциональный.

И, конечно, мне было интересно наблюдать, как смотрится сегодня «культурный сегмент» нашей жизни по сравнению с другими отраслями. Пищи для размышлений это дает много.

Беспокоит то, что некоторые чиновники по-прежнему относятся к культуре по остаточному принципу, мол, «есть вещи поважнее». Беспокоит то, что некоторые мои коллеги по-прежнему общение с властью воспринимают как повод попросить денег «на ремонт крыши». А время диктует другую повестку.

Крыши ремонтировать, конечно, надо. Но сейчас, как никогда, важно обсуждать, что будет под этой крышей. Каково содержание нашей деятельности? Какова роль культуры в жизни общества? Мне кажется, что мы, культурное сообщество, начинаем наконец-то понимать, что культура — это прежде всего ресурс для развития нации. Для роста, прорыва, движения вверх.

Государство за последние годы сделало немало для культуры и образования — от майских указов до строительства новых театров и реконструкции памятников. Приходит время для разговора о смыслах, национальной идеологии, о личной ответственности каждого за страну. Недаром президент объявил 2018 год годом волонтера: хочешь жить лучше, возьми да сделай.

И здесь мяч на нашей стороне, на стороне культурного сообщества. Насколько мы убедительны, когда речь идет о национальных интересах? Когда мы оказываемся в контексте рапортов о рекордном за всю российскую историю урожае зерна, росте продолжительности жизни, снижении количества абортов, уменьшении зависимости от экспорта нефти в бюджете?

Увы, культурная отрасль пока не может сегодня позволить себе таких эпитетов, как «прорыв», «победа». Разве что ситуация с рекордными сборами наших фильмов — повод для безусловной радости. Наверное, во многом достижения в кинопрокате связаны с созданием Фонда кино. От этого примера мы отталкивались, когда формулировали с коллегами предложения для культурной повестки будущего президентского цикла.

Предложение, если кратко, таково: необходим национальный Фонд развития культуры. Необходима институция, которая занималась бы именно развитием, поиском смыслов и форм, которые сделали бы нашу культуру конкурентоспособной и внутри страны, и в мире. Этот фонд должен стать лабораторией, которая снабжала бы новыми возможностями и перспективами культуру в целом, а не отдельные инициативы и учреждения. Лабораторией, если можно так выразиться, опережающего развития. Отвечать такой фонд должен не за всю культурную отрасль, огромную в масштабах страны, а именно за самые горячие, актуальные, инновационные направления.

Лично я вижу три таких направления, три необходимые государственные программы.

Во-первых, программа детского эстетического воспитания. Работать с детьми, закладывать в них матрицу будущего страны гораздо эффективнее (да и дешевле), чем переубеждать взрослых, защищать их от влияния глобалистской идеологии.

Вопрос в том, как сегодня вернуть искусство и ремесло современным детям, тем, чей личный опыт умещается на жестком диске планшета? Я считаю, что возраст и поможет. Ведь дети по природе — новаторы, авангардисты. Ребенок не мыслит жанрами, ему одинаково интересна и сцена Большого театра, и игровая комната в ресторане. Поэтому сегодня надо говорить не только о развитии отдельных «детских отраслей»: литературы, театра, хореографии и т. д., но прежде всего о развитии искусства для детей в целом. Нужна комплексная программа.

Второе направление — развитие творческих индустрий. Уже сегодня творческие кластеры успешно конкурируют с обычными, отдельно стоящими библиотеками, театрами, кинозалами. И это не случайно: если культурные институции собираются вместе, выигрывают все. Театру, книжному магазину, мастерской, кинозалу и институту искусств выгодно быть рядом друг с другом. А если еще и вкусная еда здесь же — тем более.

Слово «кластер» для культуры новое, а тема — нет. Например, недавно мы с коллегами обнаружили, что знаменитый Дом Волошина в Коктебеле 100 лет назад был именно таким творческим кластером для молодых поэтов, писателей, художников. Потом инициативу подхватил Дом творчества Литфонда. Мы лишь подняли, как морской камушек, эту простую идею, и появился проект Коктебель-парка. Более того, мы поняли, что для творческих кластеров Крым лучшее и самое подходящее место.

И, наконец, третье направление — работа в регионах и развитие национальных культур. Нельзя ограничиваться абстрактной, «универсальной» культурой. В лучших своих проявлениях искусство — поэзия, архитектура, музыка, живопись — всегда национально. Замечу при этом, что русская культура исторически подвергалась размыванию, «затиралась» и блекла. Если в национальных республиках России даже не возникает вопроса о том, стоит ли сохранять корневую культуру, то у русских он до сих пор не решен.

Мы даже аутентичный фольклор от народной самодеятельности не всегда можем отличить, расформировав, к примеру, недавно Центр русского фольклора. Программа развития национальных культур может дать сильнейший импульс для развития всего российского общества, она имеет огромный синергийный потенциал.

Сегодня Россия оказалась (по причинам и внутреннего, и внешнеполитического характера) на пороге не просто нового политического цикла, а новой культурной цивилизационной повестки. Это и волнует, и обнадеживает. Слово за культурным сообществом.

Автор — режиссер, продюсер, председатель Русского художественного союза Эдуард Бояков.