18 ноября 2017 РХС провел свою заключительную панельную дискуссию «Культурная политика в столицах и регионах. Исследования и практики» в рамках VI Санкт- Петербургского форума

Модерировал дискуссию председатель РХС Эдуард Бояков, участвовали писатель Захар Прилепин, продюсер и экс-директор Французского культурного центра в Москве Доминик Жамбон, генеральный директор ФГБУК «Роскультпроект» Олег Иванов, Капитолина Кокшенева - критик, культуролог, руководитель Центра наследования русской культуры Института Наследия МК РФ, а также гости из Крыма - министр экономического развития республики Андрей Мельников и генеральный директор Корпорации развития  республики Крым Олег Морозов, екатеринбуржец Евгений Фатеев - директор агентства StreetArt, основатель фестиваля «Стенография», ярославский юрист и бизнесмен Евгений Тарло.   

IMG_6190.jpgIMG_6186.jpg

Беседа велась вокруг двух аспектов: формального и содержательного. За форму отвечали новые методы исследований и актуальные практики. Олег Иванов («Роскультпроект») представил инструментарий территориального исследования, созданный на основе сбора межотраслевых культурных показателей, включая субкультуры, гений места, менталитет. В основе метода – разработки «Роскультпроекта» и комплексное исследование, проведенное экспертами команды Эдуарда Боякова для г. Воронежа.  О зарубежном опыте театральных фестивалей рассказал  Доминик Жамбон, а  Андрей Мельников и Олег Морозов представили совсем новый кейс -  концепцию творческого кластера Коктебель-Парк, где креативные индустрии продолжат традицию художественных практик обитателей Дома Волошина.

Другая часть докладов была подчинена содержанию инструментов и индустрий, и в первую очередь, ценностям. Без таких вещей, как вера, семья и родина, не будет жить и развиваться ни одна территория, - эта идея не просто дополнение к теории креативных индустрий, а ее наполнение, единственно возможное для России. Захар Прилепин – писатель и воюющий офицер, считает: после развала СССР и долгожданного высвобождения творческого «я» вместо «человека взыскующего»  вдруг возник и укрепился образ «всенародного хама», а креативный класс, паразитируя на этом образе, способствовал доведению целого ряда территорий до состояния войны. И теперь молодежь, которая составляет в Донецке более половины населения, нужно спасать одновременно и от скуки, и от лжи, и от падающих снарядов. 

Русская культура всегда – и до, и после революции была живой почвой для высокой классики. Только в русской культуре бытовало уникальное и потаенное чувство совершенства. Его не надо стесняться, им надо гордиться, но оно требует громадных личностных затрат, - говорит Капитолина Кокшенева. И этот уникальный параметр русской национальной культуры выходит за рамки интересов инвесторов, туроператоров, глобалистических стандартов. Ни в коем случае нельзя превращать русскую культуру в одно из кладбищ «мировой упаковки». А это значит, что креативные проекты должны быть честны, достоверны, обращены к человеку, живущему на данной земле и рассчитаны на долгий срок, лучше всего – на вечность. Что ж, если Коктебель-Парк будет следовать заветам Волошина, есть шанс вырастить там настоящих художников.

Еще один критерий культурной политики – функциональность, коммуникативная польза, а вовсе не артистическое самовыражение. Евгений Фатеев блестяще продемонстрировал свою мысль на примере проектов фестивалей «Стенография» в разных городах России. Пустыри, некрасивые здания и сооружения,  «убитые» стены – все это лишь вызов художнику, создающему среду общения для тех, кто в городе живет. 

фат2.jpgфат3.jpg

Соединение традиционного содержания, национальных интересов с современными западными  исследованиями и практиками происходит не без внутренних противоречий. Но именно в этой плоскости стоит искать ответ на вопрос о том, может ли современная культура, искусство, творческие индустрии быть тем самым гарантом национальной безопасности, о котором столько говорится.